Интервью с Президентом ГП НАЭК «Энергоатом» Юрием Недашковским о состоянии энергетического сектора Украины и его перспективы развития

«Необходимо сделать так, чтобы наши законы защищали бизнес. Надо решить вопросы рынка земли, защиты бизнеса от рэкета и сделать нормальную судебную систему». Интервью с Президентом ГП НАЭК «Энергоатом» Юрием Недашковским о состоянии энергетического сектора Украины и его перспективы развития

LDaily, lawyers.ua

23.03.2018

Интервью с Президентом ГП НАЭК «Энергоатом» Юрием Недашковским о состоянии энергетического сектора Украины и его перспективы развития.

Энергетический сектор Украины достался Украине в наследство от Советского Союза. Что было сделано за годы независимости и над чем еще нужно работать? Как происходит обмен опытом и чему Украина учится у мировых коллег?

Юрий Недашковский — эксперт, который не просто знает отрасль, это — специалист, который представляет Украину на мировом уровне. Он является членом Всемирного Совета управляющих WANO. Что удается реализовывать, и в чем Украина достойна мировых коллег Юрий Недашковский рассказал LDaily.

LDaily: Юрий Александрович, в каком состоянии сегодня находится энергетический сектор Украины?

Ю.Недашковский: Прежде, чем ответить на этот вопрос, надо понимать, что именно Украина унаследовала от Советского Союза, а это — мощный энергетический сектор, представленный атомными электростанциями (сегодня в эксплуатации 15 энергоблоков общей мощностью 13.8 ГВт), тепловой энергетикой и гидроэнергетикой.

Кроме того, Украина имеет очень мощные государственные линии электропередач классом напряжения от 750 киловольт. И, поверьте, это очень и очень мощные линии, как внутригосударственные, так и межгосударственные.

Во времена Советского Союза по энергетике была экспансионистская политика, и она предусматривала, что Западную Европу Советский Союз планировал посадить так сказать на нефтяную и газовую иглу, а Восточную Европу (я имею в виду тогдашнее Варшавское соглашение), на электроэнергетическую иглу. В те времени очень активно строились атомные электростанции в Украине и межгосударственные линии электропередач, и они прокладывались в западном направлении, что позволяло ежегодно экспортировать почти 30 млрд киловатт электроэнергии в страны Восточной Европы. И это тот показатель, на который мы до сих пор не можем выйти.

LDaily: А есть такая цель?

Ю.Недашковский: Есть цель обновить экспортный потенциал Украины. Но для этого, конечно, нужно сделать очень и очень много. Прежде всего, надо обновить основные фонды в генерирующих мощностях, восстановить пропускную способность линий электропередач и выполнить то, что называется большой синхронизацией украинской объединенной энергосистемы, но для того, чтобы синхронизироваться, надо проделать еще очень большой ряд мер, которые Украина на данный момент уже начала выполнять. Это основная задача нашего магистрального оператора НЭК «Укрэнерго». Ну и, конечно, всех генерирующих предприятий, независимо от формы собственности и независимо от того, какую энергию они производят — атомную, тепловую, гидроэнергию, или восстановительную.

LDaily: А что сейчас делается или, возможно, уже сделано?

Ю.Недашковский: Прежде, чем говорить о том, что стоит что-то сделать, надо четко понять, что потенциал более 50 гигаватт, доставшийся нам в наследство, надо сначала сохранить, а потом думать, что с ним делать дальше. Дело в том, что в большей части, например, если говорить о тепловой энергетике, уже отработанный ресурс по несколько раз, и часть блоков просто неработоспособна.

LDaily: Речь идет о технической мощности?

Ю.Недашковский: Именно так. Сейчас речь идет о том, что нужно строить новые тепловые мощности уже с более современными технологиями и модернизировать те мощности, которые есть сегодня. Если мы говорим о гидроэнергетику, она сегодня в достаточно хорошем состоянии: эта отрасль производит около 10% всей энергии, потребляемой страной. Проделана большая программа повышения мощности и модернизации с привлечением средств международного банка и других международных финансовых организаций, но она фактически использовала свой потенциал с точки зрения наращивания мощности. Только малая гидроэнергетика имеет еще потенциал для наращивания мощности.

LDaily: Как государство поддерживает отрасль?

Ю.Недашковский: Государство приняло программу развития гидроэнергетики и она уже утверждена законом Украины.

LDaily: В 2017 году?

Ю.Недашковский: Да. Программа предусматривает продолжение развития энергетики, как источника, работающего на возобновляемой энергии. Кроме того, там очень серьезный акцент сделан на развитии гидроаккумулирующих мощностей. Это очень важный момент, потому что такие станции работают на аккумуляцию энергии тогда, когда электроэнергия в дефиците. Например, в периоды время пиков: утром, когда люди собираются на работу, и вечером, когда они возвращаются домой. И как раз эта программа развития была поддержана правительством.

И вот наконец в нашей разговоре мы можем перейти непосредственно к «Энергоатому». Это — государственная компания, которая пока находится в статусе унитарного государственного предприятия.

LDaily: Что означает унитарное?

Ю.Недашковский: Унитарное означает — неакционерное общество. Это предприятие, вся собственность которого принадлежит государству: имущество «Энергоатома» в собственности государства.

Если бы компания была акционерным обществом, государство владело бы только акциями, а имущество принадлежало бы акционерному обществу, а в нашем случае все имущество — государственное. Правда, сейчас у нас стартовал процесс корпоратизации. Идея такова — «Энергоатом» станет акционерным обществом, но с сохранением у государства 100% акций.

LDaily: Это выгоднее в каком смысле?

Ю.Недашковский: Это более гибкая схема работы: акционерное общество может создавать различные организационные форумы, совместные общества с другими предприятиями, привлекать инвестиции в общественные предприятия, так много иностранных партнеров заинтересованы в сотрудничестве с «Энергоатомом» в виде совместной деятельности, в создании совместных производств, совместных предприятий и тому подобное. А статус унитарного государственного предприятия не позволяет это сделать. Есть и другие формы, в которых можно работать, но общемировая практика — это совместное участие в капитале.

LDaily: А как сегодня чувствует себя атомная энергетика Украины?

Ю.Недашковский: Касательно атомной энергетики, Украина получила также от Советского Союза достаточно мощную отрасль, но со всеми присущими ей недостатками. В том числе и с проблемой Чернобыльской аварии и с необходимостью закрытия ЧАЭС. И за годы независимости было сделано очень много для того, чтобы наша атомная энергетика не только была полностью модернизирована, но и запустила новые программы модернизации, направленные на дальнейшее повышение безопасности, в том числе и о принятии мер «постфукусимского» характера с учетом опыта аварии 2011-го года на АЭС «Фукусима Даичи» в Японии. И вообще речь идет о применении новых технологий и новых знаний, которые обязательно будут внедряться в жизнь.

Также следует помнить и о том, что наши атомные электростанции в основном были построены около 30 лет назад, а в то время еще не было достаточных знаний о свойствах материалов, которые облучаются, относительно возможностей эксплуатации корпуса реактора более 30 лет. Был заложен очень консервативный подход и сейчас мы изучаем текущее состояние оборудования и изучаем, возможна ли его дальнейшая эксплуатация. Наша основная задача — сохранить реакторный парк установок, которые мы имеем сегодня, для того, чтобы это была база для дальнейшего развития атомной энергетики.

LDaily: Какой период времени Вы имеете в виду, когда говорите о последующие годы эксплуатации технического обновления?

Ю.Недашковский: Это — следующие 20 лет или 30 лет. Сейчас картинка такая — 15 атомных энергоблоков, которые эксплуатирует «Энергоатом». По 7 из них срок эксплуатации уже истек и мы выполнили целый комплекс действий для того, чтобы получить лицензию на продленный срок службы. О каких мерах идет речь? Первое и главное — выполнение действий по повышению безопасности. Речь идет о невозможности повторения сценариев с Чернобыльской катастрофой. И они, конечно, прежде чем принять решение о продлении эксплуатации, должны быть выполнены. А это — модернизация, замена оборудования, внедрение нового оборудования, усиление существующих систем безопасности и внедрения дополнительных, и тому подобное. И все новые системы оборудования должны быть испытаны, введенные в эксплуатацию с подтвержденной работоспособностью перед нашим регулирующим органом — «Госатомрегулирования».

Второе — это меры инженерного характера. Мы должны выполнить полную переоценку безопасности. Это значит, что мы должны полностью проанализировать состояние действующего оборудования, в первую очередь, — корпуса реактора, как критически действующего элемента, который не подлежит замене. Сначала надо определить его окончательный ресурс работоспособности, а потом уже делать выводы.

LDaily: Это — просто невероятная работа!

Ю.Недашковский: Да. Колоссальная. И «Энергоатом» выполняет все это собственными силами или с привлечением специальных организаций.

LDaily: Занимается ли государство энергетической отраслью? Критикуют вашу работу?

Ю.Недашковский: Критика есть и разная. Есть — справедливая, но есть и такая, что не имеет под собой оснований. Хотя, справедливости ради следует отметить, что в открытом обществе именно так и должно быть. И мы очень спокойно к этому относимся. Мы очень прозрачны. Всю информацию, которая беспокоит общество, мы предоставляем. И хочу еще раз подчеркнуть, что прежде, чем продлить срок службы энергоблока, сначала надо провести действия общественного характера, — общественные слушания. Зачем? Наша цель — предоставить возможность любому гражданину задать вопросы, которые его беспокоят, и получить на них официальный профессиональный ответ, который будет размещен на сайте.

LDaily: Напоминает меры по повышению грамотности.

Ю.Недашковский: Для повышения грамотности у нас есть много других мероприятий, которые мы реализуем в течение всего года. А то, о чем я говорю, — это пояснительная работа, которой занимаются наши информационные центры. Кстати, у нас есть ежегодная весенняя школа для тех студентов, которые желают пройти специальное обучение в «Энергоатоме».

LDaily: Таких желающих много?

Ю.Недашковский: Их много, но мы набираем по условиям конкурса, то есть — только лучших. У нас еще есть летняя школа, и тоже студенческая. А на каждой атомной станции есть еще и свой информационный центр, куда каждый желающий может прийти и узнать всю информацию о работе атомной электростанции.

LDaily: Вы имеете какую-то обратную связь от такого общения?

Ю.Недашковский: Основная задача — предоставить возможность гражданам получить всю информацию, которая их интересует. И еще это очень полезно, потому что мы учитываем мнение общественности, когда планируем те или иные вещи. Например, решение по ядерной энергетике принимаются украинским парламентом, причем процедура закреплена специальным законом. Парламент принимает решение только с учетом мнения территориальных общин, должны предоставить свое согласие на отвод земли под новый ядерный энергоблок. И уверяю вас, что парламентарии, голосуя за то или иное решение, действительно учитывают мнение общественности, потому что это их электорат и их избиратели.

LDaily: Украинский энергетический сектор отстает в развитии от европейского?

Ю.Недашковский: Повторю еще раз: наши энергоблоки советской конструкции имели определенные дефициты в безопасности. Это было установлено экспертами МАГАТЭ, но сегодня дефициты устранены и все меры безопасности выполнены.

Сейчас реализуется утвержденная правительством комплексная зведувальная программа по повышению мер безопасности в ядерной безопасности, которая учитывает новый опыт, в том числе и «постфукусимский». Эта программа проинспектирована европейскими экспертными организациями и финансируется частично ЕБРР и частично «Энергоатомом». 30% средств — это примерно 600 млн евро — кредиты ЕБРР и «Энергоатома». Действия, которые мы выполняем, такие же, что и на европейских и американских атомных электростанциях. Поэтому, уверяю вас, что наша атомная энергетика находится на должном уровне, а возможно и несколько на лучшем, по сравнению с нашими коллегами во всем мире.

LDaily: Очень неплохо.

Ю.Недашковский: Да. Это очень хороший показатель. Скажу еще одно — атомная энергетика не может развиваться изолированно в одной стране, поэтому «Энергоатом» — неотъемлемый член мирового ядерного сообщества.

Есть всемирная ассоциация операторов АЭС, созданная после Чернобыльской аварии в 1989 году. Туда вошли атомные станции еще во времена Советского Союза. А когда Украина получила независимость, то «Энергоатом» стал членом этой Ассоциации.

Лично я являюсь членом Всемирного Совета управляющих этой Ассоциации (WANO). Нас таких в мире всего 14 человек вообще и я представляю там Украину с 2005 года. Миссия WANO — это внутренние проверки, обмен опытом, предоставление миссий технической поддержки.

Речь идет об опыте атомной энергетики между всем миром. Как это происходит? Мощная команда экспертов приезжает 1 раз в 4 года на каждую атомную электростанцию ​​и проверяет ее. На основании этой проверки миссия предоставляет отчет с видением недостатков, слабых мест, и со своими рекомендациями, каким образом улучшить ситуацию. Через 2 года происходит повторная миссия — post mission или follow-up миссия, которая проверяет выполнены данные рекомендации.

И если АЭС не может справиться с этой проблемой сама, то она имеет право заказать миссию технической поддержки, объясняя, что своими силами сделать это не в состоянии. Тогда избирается группа лучших экспертов в этой области, которая приезжает и предоставляет желаемую техническую поддержку: приглашенные специалисты консультируют и показывают, как они у себя внедряют что-то подобное.

И принимая во внимание все сказанное, место «Энергоатома» по всем показателям, а их всего 11, очень неплохое. Я не имею права говорить, какое именно, потому как это конфиденциальная информация, но поверьте, мы в очень хорошем состоянии.

LDaily: Наверное, такая информация очень важна для руководства компании.

Ю. Недашковский: Абсолютно точно, это — для руководства. Выявить проблемные места и получить рекомендации по их устранению. Директор АЭС заинтересован получить не просто вывод специалистов, а независимое заключение.

В целом WANO АЭС работает по двум принципам — коллективная ответственность и конфиденциальность. Она не работает для правительственных структур или для регулирующих органов, а работает исключительно для эксплуатирующих организаций, причем в пользу атомных электростанций.

LDaily: Что в этом самое важное и самое главное?

Ю.Недашковский: Самое важное — полученная информация и уровень экспертов, которые инспектируют электростанции. Например, если «Энергоатом» осуществляет миссии технической поддержки и отправляет своих специалистов на другие атомные станции, например на французские, то в этой миссии специалисты не ниже главного инженера или директора атомной станции. Это люди с колоссальным опытом эксплуатации технического оборудования, которые способны своими глазами увидеть то, что не увидит человек низкой квалификации или низшего должностного уровня. Мы предоставляем людей, которые не могут быть ниже должности, чем генеральный инспектор. И такие же мировые эксперты приезжают и к нам. Еще раз акцентирую на том, что это очень ценный обмен опытом.

LDaily: Юрий Александрович, что вы, как топ-менеджер государственной компании можете сказать об инвестиционном климате в Украине?

Ю.Недашковский: Если есть желание сделать так, чтобы сюда заходили иностранные инвестиции, тогда нашему правительству и парламенту нужно очень хорошо поработать. Все же понимают, что бизнес идет тогда, когда он понимает, что в стране работает стабильное законодательство — фискальное, разрешительное, и оно не меняется под политическую конъюнктуру, его можно изучить раз и навсегда, и оно будет защищать бизнесмена с точки зрения уверенности, что его бизнес у него не заберут.

Второй вопрос — это возвращение инвестиций. В начале надо иметь возможность их заработать, иметь возможность в случае необходимости их реприватизировать, вернуть в страну происхождения или иметь возможность их дальше развивать.

Исходя из всего этого, говорить о том, что сейчас в Украине благоприятный инвестиционный климат было бы, на мой взгляд, очень оптимистично. В Украине до сих пор осталось рейдерство. И «Энергоатом» на себе все это прекрасно чувствует. Например, в позапрошлом году компания практически 6 месяцев проработала с заблокированными счетами, когда нам восстановили несуществующий долг в размере 2 млн. грн. Такие вещи надо устранять, а в нашей стране до сих пор нет полноценной возможности для этого. И пока такие вещи не будут устранены, говорить об инвестиционном климате в Украине в принципе нельзя.

LDaily: На ваш взгляд, с чего надо начинать?

Ю. Недашковский: Проблему надо решать комплексно. Нельзя говорить о чем-то одном, все должно выполняться параллельно. Мы не можем говорить сначала давайте решим те проблемы, затем те, надо решать проблемы инвестиционного климата. Нет, это надо все параллельно делать. Надо сделать так, что наши законы защищали бизнес, независимо от его формы собственности. Надо решить в конце концов вопрос рынка земли, которого сегодня нет. Как без рынка земли сюда может идти инвестор? Я считаю, что это колоссальные тормоза для Украины. Также важный вопрос защиты бизнеса от рэкета и еще много чего. Но для того, чтобы этого не было необходимо нормальное судебная система. А где она в Украине?

Итак, первый шаг это — законодательство, которое должно создать надлежащие условия для бизнеса. Второе, как я уже сказал, это рынок земли, и рынок трудовых ресурсов, рынок капитала, а оно пока у нас выборочное.